Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Керамическое искусство Японии. Керамика Сино. Дзюнко Кобаяси

Мне повезло, что я живу всего в пяти минутах езды от одного из моих любимых мастеров керамики Мино, а ведь я даже не живу рядом с районом Мино. Он находится префектуре Гифу, а я живу в обделённой керамикой земле Нумадзу. Меня всегда спрашивают, как я оказался здесь, и могу только сказать, что это была воля чего-то, выходящего за рамки логического расчёта. Некоторые называют это судьбой.


Ака "Красный" Сино гуиноми знаменитой керамистки Дзюнко Кобаяси, ~ 80 мл. Печать мастера стоит на дне гуиноми. Поставляется в оригинальном подписанном томобако.

Collapse )

Возникновение и развитие пластического объекта в керамике Японии второй половины XX века. IV

Среди всех японских керамистов середины XX века, наиболее полно изучено лишь творчество Исаму Ногути и Окамото Таро. Ногути часто бывал и в Европе, и в США; большинство его работ хранится в именном фонде мастера в Нью - Йорке. Кроме того, важным информативным источником служит автобиография Исаму Ногути («Мир скульптора», Нью-Йорк, 1968).


Taro Okamoto Memorial Museum

Collapse )

Образы Японии в музейной экспозиции: космос поэзии и ритуала. Часть VII

Знакомство с восточной культурой и философией повлияло на язык русского изобразительного искусства рубежа XIX–XX вв., жаждущего всемирного синтеза: синтеза религий, философий, наук, искусства.

Такой мотив, как девушка, приводящая себя в порядок — расчесывающая волосы, красящая губы, поправляющая туалет, является излюбленной темой для многих европейских и русских художников, но не всегда бросается в глаза сходство между этими образами. К примеру, возьмем работу художника Гойо Хасигути «Девушка, расчесывающая волосы», выполненную в 1920 г., и сравним ее с автопортретом Зинаиды Серебряковой (Лансере)«За туалетом», написанную в 1909 г. Те же жесты рук, изгибы шеи, тоже занятие — расчесать, привести в порядок густые темно-каштановые волосы, чтобы они засияли, полные жизни и силы. Похожими кажутся даже черты лица. Главное же отличие — во взгляде. Девушка на полотне японского художника смотрит напряженным, но невидящим взглядом. Этот взгляд как бы обращен в себя, т. е. художник показывает (невольно или с намерением) закрытость его модели для окружающего мира, что, на наш взгляд, хорошо передает особенности характера, присущие японцам. Если же мы обратимся к автопортрету Зинаиды Серебряковой, то отметим, что ее взгляд открыт миру. Это можно объяснить тем, что он обращен на зрителя (или на отражение в зеркале), но более существенно то, что этим взглядом иллюстрируется открытость русской души, ее отзывчивость и откровенность.


Гойо Хасигути «Девушка, расчесывающая волосы»

Collapse )

Образы Японии в музейной экспозиции: космос поэзии и ритуала. Часть V

Другая «стихия», важнейшая для понимания мироощущения, которая не используется на экспозиции, — это музыка. В Государственном Эрмитаже экспозиция «молчит», в Кунсткамере сопроводительные видео- и аудиоэлементы больше относятся к экспозиции Индии. Лишь в Государственном музее истории религии музыка идет сопроводительным фоном, служит камертоном, который, однако, оказывается общим для экспозиций Китая и Японии. Япония же имеет отличный от Китая голос, который хочется выделить, хотя многое в японской культуре было заимствовано из Китая, но со временем приобрело свои национальные особенности. Нельзя умалить ее значение в системе эстетического выражения и значимости для нематериального культурного наследия.



Collapse )

Образы Японии в музейной экспозиции: космос поэзии и ритуала. Часть IV

Еще одна тема, отражающая космос японского миросозерцания, — это чайная церемония. Керамика, выставленная сегодня на постоянной экспозиции Государственного Эрмитажа, или коллекции, хранящиеся в фондах и время от времени появляющиеся на временных выставках, лишь молчаливо повествуют о своей особенной роли в чайной церемонии, отразившей эстетические и философские принципы японского сознания.




Collapse )

Образы Японии в музейной экспозиции: космос поэзии и ритуала. Часть III

«Повесть о Гэндзи» значительно повлияла на японскую классическую литературу, поэтому ее описание заслуживает особого внимания. Данное произведение было написано женщиной — придворной дамой, имя которой было Мурасаки Сикибу. Повесть традиционно разделяют на три части (всего произведение включает в себя 54 главы). Примечательно, что в первых двух частях описываются взаимоотношения главного героя с женщинами (в основном через подарки и диалоги), сопровождаемые вереницей ритуалов и выполнением этикета, предписанного в то время при дворе столицы Хэйан. В третьей — рассказывается о внуках героя. Таким образом, действие романа как бы переносит нас на столетия назад, и поэтому особенно интересно найти в нем личные переживания и описание внутреннего мира героев.



Collapse )

Образы Японии в музейной экспозиции: космос поэзии и ритуала. Часть II

«Отличительная черта японской культуры — ее созерцательность, эстетизм, умение вглядываться в предмет, любоваться его сутью, которая предстает, как красота». Именно поэтому японская классическая поэзия, нашедшая свой путь от поэта к читателю в форме емких и глубоких стихотворных форм — танки, могла бы связать эстетику ритуала, гравюры и, к примеру, набора предметов для чайной церемонии в единое целое. И будь танка помещена на этикетку или иную форму текстового сопровождения внутри музейного пространства, она бы помогла посетителю по-новому раскрыть перед ним мир вещей, представленных на экспозиции.


Корюсай Исода (1735–1790) «Мечты о любимом»

Collapse )

Образы Японии в музейной экспозиции: космос поэзии и ритуала

Музеи — настоящие сокровищницы тайн и загадок, которые содержатся в принадлежащих им коллекциях. И коллекция Японии, возможно, одна из самых загадочных. Предлагая расширить рамки восприятия музейных предметов, мы обращаемся к культурному наследию Японии — ритуалам и поэзии, которые суть ключи к пониманию и диалогу.



Collapse )

Понятие "тишины" в японской культуре. Часть IX

Гуманизм профессора Ито в отношении «места тишины»

Симадзаки Тосон — писатель, представляющий современную литературу Японии — во вступлении к своему сборнику стихов «Сборник Тосон» (1904) пишет: «Стихи в тихом месте рождают впечатления». Он размышляет о том, что стихи в «тихом» месте вызывают из глубин человеческого естества крик появляющейся на свет новой жизни.



Collapse )