teahouse_nsk (teahouse_nsk) wrote,
teahouse_nsk
teahouse_nsk

Categories:

Сакральное пространство японских пластических объектов. Часть II

Яги Кадзуо, как и многие другие члены мастеров авангардной керамики «Содэйся», постоянно экспериментировал с глиной. В середине 1960-х он создал серию керамических объектов, названную «рифленый тип». Работа «Стена» (Киото, 1963 г., глина Сигараки, 52×37×7.5 см) выполнена с помощью так называемой техники «морщин». При первом взгляде на это произведение кажется, что глину пропустили через мясорубку. Когда смотришь на такую поверхность, у каждого рождаются самые разнообразные ассоциации, хотя на самом деле это просто игра с поверхностью керамики. Яги Кадзуо специально сглаживает часть «морщин», чтобы усилить контраст между гладкой и шероховатой поверхностью. При первом же взгляде нам хочется потрогать эту работу, провести по ней ладонью. Произведения именно этой серии наглядно демонстрируют, как мастер делает акцент на тактильном ощущении материала.




Японскую керамику чаще всего выбирают не столько глазами, сколько руками. Можно даже сказать о некой привычке японцев «смотреть вещи руками». Именно поэтому в декоративно-прикладном искусстве так ценится игра поверхностей, разнообразие форм работы с материалом, цвет и фактура. И во многом именно мастера керамического авангарда, работающие с пластическими объектами (Исаму Ногути, Яги Кадзуо, Судзуки Осаму, Ямада Хикару и др.), показали, насколько удивителен их материал – глина. Современные художники были не только практиками, но и теоретиками в своей профессии. Они начинали с изучения истории материала, обратились к древнейшему искусству (периоды Дзёмон, Яёй, Кофун). Многие керамисты нашли среди масок, фигурок «догу» и «ханива» свое вдохновение. Одним из таких мастеров-теоретиков был всемирно известный дизайнер, художник, скульптор Окамото Таро (1911–1996).

Для понимания пластических объектов Окамото Таро важно помнить, что керамика Дзёмон (2500–1500 гг. до н.э.), прежде всего скульптуры «догу», в глазах современных ему художников имела ценность загадочного сакрального символа прошлого. Свою задачу они видели в сохранении этих образов, в продолжении культурных традиций, унаследованных от древних
мастеров. Эти объекты мало связаны по технике, размерам, цвету с древней пластикой. Тем не менее именно археологические памятники вдохновляли мастеров авангарда на создание новых артефактов уже ушедшего XX в.

Достаточно взглянуть на раннее произведение Окамото Таро «Лицо» (Токио, 1952 г., глина, 100×100×60 см), чтобы убедиться в очевидном факте преемственности традиции. Прототип этой керамической скульптуры – фигурка догу из Токийского национального музея. Но перед нами не повторение, а самостоятельное произведение совершенно нового времени. Единственное, что сближает древнюю скульптуру и работу Окамото Таро, – ощущение некоего сакрального смысла, а также внимание к изображению головы и лица.

В восприятии современной пластики важную роль играет не только само произведение, но и окружающее его пространство, место, в котором «пластический объект» расположен. И как считал Окамото Таро, это место не может быть случайным, являясь неотъемлемой частью целого. Многие композиции мастера затронули проблему выставочного пространства, взаимосвязи объектов с окружающей средой. Различные по жанру произведения, включая и «Лицо», рассчитаны на свободное пространство вокруг. Керамическая скульптура постепенно перемещается с закрытых выставок и музейных полок на зеленые лужайки садов и парков. Часто Окамото Таро оставлял свои произведения на берегу заливов, в парках, лесных массивах, посреди городских улиц. Связь человека с природой – вот та самая традиция, которую следует сохранить.

Продолжение следует...
— Журавлёва А.А. —
Часть I
Tags: Окамото Таро, Содэйся, Яги Кадзуо, Япония, искусство, керамика, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments